Farmfactor.ru

Farmfactor.ru - развлекательный проект

Метки: Юдовин соломон борисович, юдовин соломон борисович художник.

Юдовин, Соломон Борисович
идиш שלמה יודאווין
Имя при рождении:

Юдовин, Шлойме Борухович

Дата рождения:

27 октября 1892(1892-10-27)

Место рождения:

Бешенковичи
Витебская губерния

Дата смерти:

5 декабря 1954(1954-12-05) (62 года)

Место смерти:

Ленинград

Происхождение:

из мещан

Подданство:

 Российская империя

Гражданство:

 СССР

Жанр:

графика, книжная графика

Учёба:

у Ю. М. Пэна,
в Петербургской Рисовальной школе Общества поощрения искусств,
в частных петербургских студиях М. Бернштейна и М. В. Добужинского

Стиль:

«Еврейский ренессанс»,
модерн

Влияние:

М. Шагал, Э. Лисицкий, Н. Альтман

Соло́мон Бори́сович Юдо́вин (Шло́йме Бо́рухович)[1][2] (27 октября 1892 г., Бешенковичи Лепельского уезда Витебской губернии — 5 декабря 1954 г., Ленинград) — русско-еврейский и советский график, художник, этнограф, представитель «Еврейского ренессанса» («Еврейского возрождения») и модерна.

Содержание

Биография

Детство и юность

Соломон Борисович (Шлойме Борухович) Юдовин родился в местечке Бешенковичи под Витебском (в 50 км к западу) в еврейской семье. Отец будущего художника был ремесленником, мать — домохозяйкой.

В 1906 г., в восьмилетнем возрасте Шлойме Юдовин был принят в витебскую Школу рисования и живописи Ю. М. Пэна.

В 1910 г. благодаря помощи своего дяди С. Ан-ского переехал в Петербург, учился в Рисовальной школе Общества поощрения искусств (возглавляемое Н. К. Рерихом), и одновременно с 1911 г. до 1913 г. обучался в частных петербургских студиях М. Бернштейна, а затем М. В. Добужинского.

Был членом петербургского «Еврейского общества поощрения художеств»[3] (действовавшего в 1915-19 гг.).

Участие в экспедициях С. Ан-ского

Юдовина с юности привлекало движение «Еврейского ренессанса», которое было частью общего авангардного движения в искусстве России. Оно же во многом и сформировало его художественные интересы. Участники «Еврейского ренессанса» видели свою главную задачу в изучении и художественном осмыслении еврейского национального наследия: еврейских обычаев и традиционного еврейского быта. Разделяя цели движения, Юдовин с энтузиазмом принял предложение участвовать в фольклорно-этнографических экспедициях по еврейской черте оседлости по городам и местечкам юго-западной Украины (Подольская, Волынская и Киевская) губернии, организованных в 1912-14 гг. Еврейским историко-этнографическим обществом (ЕИЭО)[4][5] под руководством С. Ан-ского на средства Владимира Гинцбурга[6] — сына барона Г. Гинцбурга.

Сохранение традиций народного искусства евреев Российской империи было основной целью этих экспедиций, в которых Юдовин исполнял обязанности секретаря, художника и фотографа. Он зарисовывал и фотографировал всё, что относится к иудаике — предметы еврейского быта, ритуальные принадлежности, надгробия (мацевы), росписи синагог, еврейских орнаментов, изучал художественные особенности еврейского ритуального и декоративно-прикладного искусства[7]. Как фотохудожник Юдовин работал в в технике пикториализма (фотоимпрессионизма), стремясь превратить фотографии в произведения искусства путём воздействия на них в процессе съёмки и проявления.

Отдельную историко-художественную ценность представляет целая череда запечатлённых Юдовиным-фотографом образов евреев-рабочих и евреев-ремесленников, и также различных форм еврейского коллективного труда: артели веревочников, папиросников, ткачей, спичечная фабрика в Ровно и многое другое[8]. Значимость работы Юдовина в этих экспедициях особенно высока, поскольку его фотографии[1] оказались практически последними, на которых можно увидеть традиционный мир еврейской общины черты оседлости, вскоре полностью исчезнувший в огне Первой мировой войны, при советской власти и окончательно — во время Холокоста.

В 1920 г. на основе собранного материала Юдовин издал альбом «Еврейский народный орнамент» из 26 линогравюр.

Возвращение в Витебск

В 1918 г. вернулся в Витебск, где окончил Художественно-практический институт (ВХПИ), а в 1922 г. был избран там проректором по хозяйственной части.

С 1922 г. по сентябрь 1923 г. Юдовин преподавал специальные дисциплины в графической мастерской этого института, в Художественном народном училище (ВНХУ) и в Еврейском педагогическом техникуме.

1999. Stamp of Belarus 0329

Руководил художественным кружком[9] в витебском юношеском клубе имени И. Л. Переца.

В августе-сентябре 1923 г. Художественно-практический институт был реорганизован с понижением статуса - в Художественный техникум (ВХТ), что было ознаменовано сильным конфликтом педагогов с новым директором. Во-первых, комиссия учителей, в которую входил и Юдовин, не смогла воспротивиться переводу учебного заведения из особняка ("дом Вишняка") на ул. Бухаринской в неприспособленное здание бывшей Любавичской синагоги на ул. Володарского, 15. Затем новый директор принял решение перепроверить знания всех бывших студентов и вообще единолично решал вопросы организации обучения — сочтя это унизительным, Ю. М. Пэн (проректор по учебной работе), С. Б. Юдовин, Е. С.Минин и группа студентов 23 сентября 1923 г. выступили с коллективным заявлением об уходе и покинули институт[10].

Ленинградский довоенный период

В 1923 г. Юдовина пригласили в Петроград на должность ученого секретаря и хранителя в Музей Петербургского еврейского историко-этнографического общества, основанного ЕИЭО, который располагался в здании Еврейской богадельни А. М. Гинзбурга (Васильевский остров, 5 линия, д. 50[11]).

Приглашение именно Юдовина на эту должность не было случайным: музей создавался для обработки, систематизации и исследований материалов экспедиций Ан-ского, в которых Юдовин был одним из главных участников. Художник проработал в музее до 1928 г., когда ЕИЭО было ликвидировано, а музей закрыт.

До Великой Отечественной войны во время жизни в Ленинграде Юдовиным были созданы циклы гравюр «Гражданская война» (1928) и «Оборона Петрограда в дни наступления Юденича» (1933).

Во время войны

Во время войны до середины 1942 г. Юдовин прожил в блокадном Ленинграде, в тяжелейших условиях стараясь запечатлеть вид осаждённого города и его защитников[12]. Затем художник был эвакуирован в деревню Карабиха под Ярославлем.

Там, в музее-заповеднике Н. А. Некрасова, Юдовин работал над серией «Некрасовские места», а в 1944 г. вернулся в Ленинград и завершил работу над циклом гравюр «Ленинград в дни Великой Отечественной войны». Эти гравюры были изданы в виде альбома в 1948 г. Большинство подобных работ исполнялось в стиле общепринятого в то время парадного официоза, но юдовинские изображения Ленинграда явно выделяются среди них своим суровым трагизмом[13]. По мнению искусствоведов, серия «Ленинград в дни Великой Отечественной войны» стала одной из вершин творчества художника[14].

Все годы войны, в том числе даже во время блокады, в Ленинграде продолжали выпускаться почтовые открытки. Всего за 1941—1945 годы было издано почти 400 иллюстрированных почтовых открыток, среди которых 26 — с произведениями Юдовина[14]. Военная серия открыток с его произведениями стала достаточно редкой и ценится в советской филокартии.

В 1945 г. Соломон Борисович выпустил альбом автолитографий «Ленинград»[15].

После войны Юдовиным были также создана серия открыток «Виды Ленинграда» (1946 год) и «Ленинград сегодня» (1949 год).

Художник скончался 5 декабря 1954 года в Ленинграде на шестьдесят третьем году жизни.

Творчество

Формирование стиля

Направление творчества и художественный стиль Юдовина формировались как благодаря его деятельности в экспедициях Ан-ского, так и под влиянием русско-еврейского авангарда Витебской и, в меньшей степени, Киевской художественных школ. В первую очередь это — М. Шагал, Э. Лисицкий и Н. Альтман, которые мечтали создать новый еврейский стиль путём органичного синтеза авангарда с еврейским народным искусством. Но при всех творческих исканиях и новациях в их произведениях, в том числе и Юдовина, всегда будет совершенно явно чувствоваться ностальгия по исчезающему миру еврейского местечка, изначально являющегося для них источником вдохновения и давшему жизнь целой плеяде талантливых художников.

В свою очередь, творчество самого Юдовина также оказало влияние на художников Витебской школы, характерной чертой которых было виртуозное сочетание обобщённости с документальной конкретностью. У Юдовина эта особенность получила заметное дальнейшее развитие, и конкретные подробности в его работах не снижают, а наоборот, — подчёркивают глубокий символизм произведений.

Книжная графика

Большое место в творчестве Юдовина занимала книжная графика, а в 1930-1940-е гг. иллюстрирование книг стало занимать главное место в его творчестве. Юдовин работал, в основном, в технике ксилографии и линогравюры. В этот период его творчество поднялось на новый уровень — он научился передавать иллюзию глубины гораздо более скупыми средствами, не используя необычные ракурсы, предельно высокие горизонты и сильно искажённую перспективу.

Обложка сборника стихов «Кнойлн» («Клубки»), 1922 год.

Первыми работами в этой области стали обложки к сборнику стихов М. Юдовина «Кнойлн» («Клубки») (1922)[16], к книге П. Амп «Песнь Песней» (1925). В дальнейшем Юдовин иллюстрировал такие книги, как «Старинная повесть» С. Е. Розенфельда, «Блудный бес» (1931) Л. Раковского, «У Днепра» (1933) Д. Р. Бергельсона, «История моей жизни» (1934) А. Свирского, «Путешествие Вениамина III» (1935) Менделе Мойхер-Сфорима, «Рассказы о семи гетто» Э.-Э. Киша, «Еврей Зюсс» Л. Фейхтвангера (1938—1939), «Стихотворения» Н. А. Некрасова, «Исторические романы» (1949) О. Д. Форш и другие. Всего за свою творческую жизнь Юдовин создал иллюстрации к 60-ти книгам, семь из которых, по тем или иным причинам, не увидели света. В числе неизданных оказались и его лучшие работы на еврейскую тему: «Еврейский народный орнамент», «Еврей Зюсс»[17] и «Путешествие Вениамина 3-го».

Лион Фейхтвангер высоко оценил талант Юдовина как иллюстратора, написав ему в личном письме: «Сердечно благодарю Вас за письмо и особенно за прекрасный подарок, сделанный Вами, — за Ваши гравюры. Я уже написал издательству, какими исключительно талантливыми я считаю Ваши гравюры…»[18]

Еврейская тема

Прожив бо́льшую часть жизни во времена сталинизма, Юдовин страдал, наблюдая уничтожение идишской культуры и проявления государственного антисемитизма. Он дорожил дружбой с М. Шагалом, Э. Лисицким, литературоведом Израилем Цимбергом, Перецем Маркишем.

Юдовин с рождения впитал в себя культуру штетла (идишкайт) и всё его творчество большей частью было обращено к еврейской тематике. Сцены из жизни еврейского местечка Юдовин начал создавать уже в 1920-х гг. Детские впечатления жизни в Бешенковичах стали для художника основой для создания особого и очень печального мира своих гравюр — «Шабат», около 1920-26 гг., «Похороны», 1926; «Жертвы погрома», 1927. Он искал объекты для своего творчества на фабриках и заводах («Еврей-кузнец», 1930-е гг.; «Сцена в типографии», 1932; «Продавец бубликов», 1938-40 гг.), ездил в еврейские колхозы («В колхоз», 1940). И ни в одной из работ Юдовина на еврейскую тему нет той холодной отстранённости, которая неизбежно проявляется при изображении чего-то чужого. Он создавал еврейский мир в своих картинах, находясь внутри него и оставаясь с ним неразрывно связанным.

В 1920-30-е гг. годы Юдовин работал над монументальной ксилографической серией «Былое», пытаясь сохранить память об исчезающем мире штетла. Он создал множество пейзажей еврейского местечка, видов Бешенковичей и старого Витебска («Музыканты, возвращающиеся со свадьбы» 1939, и др.), делал гравюры по мотивам еврейского народного искусства («Два медведя, несущие гроздь винограда», 1940), подготовил полный макет книги «Еврейский народный орнамент» (1940, не была издана).

Часть еврейской темы у Юдовина — это также портретные и жанровые работы («Старик в ермолке» 1925, «Сапожник» 1929). В них ярко проявляется унаследованное от Ю. М. Пэна редкое умение художника совмещать в одном произведении психологизм конкретного образа с его типологической обобщённостью.

Выставки

Юдовин являлся участником множества всесоюзных, республиканских и городских выставок.

Впервые выставил свои работы в 1916 г. на «Выставке еврейских художников» в Москве, а в 1917 г. — на «Выставке живописи и скульптуры еврейских художников» в Петрограде. Затем Юдовин участвовал в витебских выставках: «Еврейское народное искусство» (1918 г.) и «1-я Государственная выставка картин местных и московских художников» (1919 г.).

Начиная с 1920 г., художник представлял на выставки только рисунки и гравюры.

Персональные выставки состоялись в Витебске: в 1926 и 1992 г. (к 100-летию со дня рождения), в Ярославле (1944), в Ленинграде (1956), в Иерусалиме (Музей Израиля1991).

Местонахождение работ

Работы Юдовина хранятся в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее, Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, в Российском этнографическом музее, в Национальном художественном музее Республики Беларусь, в Художественном музее Витебска, в Израиле, в частных коллекциях[19].

Судьба фотографий из экспедиций С. Ан-ского

Фотоархив экспедиций Ан-ского, практически полностью созданный Юдовиным, насчитывал около 1500 фотографий. Вначале он хранился в Музее Петербургского еврейского историко-этнографического общества, а после его хаотичной ликвидации фотоколлекция частью пропала, а частью была рассеяна по музеям и архивам России, Израиля и США.

Сам Юдовин, будучи главным хранителем музея, сумел сберечь у себя сколько-то фотографий. Часть из них он передал в Российский этнографический музей, а часть была продана его наследниками в различные собрания. Сейчас наибольшая часть из сохранившегося (320 фотографий) находится в фондах Центра «Петербургская иудаика»[20]. Где они находились между 1929 г. и до середины 1950 гг., неизвестно.

Какая-то часть экспедиционного фотоархива оставалась у Юдовина в его ленинградской квартире, а после его смерти в 1954 году они попали к Н. Альтману, который в 1957 г использовал их для иллюстраций к «Избранному» Шолом-Алейхема. В 1970 году после смерти Н. Альтмана его мастерская перешла к театральному художнику Александру Пастернаку, который в начале 1990 гг. передал их Валерию Дымшицу — знатоку еврейской истории и культуры[7].

Издания

  • С. Юдовин. «Еврейский народный орнамент», Киев, 1920 г., линогрвюра;
  • «Витебск в гравюрах С. Б. Юдовина» (на белорусском языке; 1926);
  • С. Юдовин. «Гравюры на дереве», 1928 г.;
  • С. Юдовин. Серия «Еврейский народный орнамент», 1920—1941 гг., ксилография;
  • Ленинград. С. Б. Юдовин. Автолитографии. 1945[15];
  • Юдовина С. П., Цинберг Т. С. «Юдовин С. Б.» Каталог выставки. Ленинград. 1956
  • Опыты «молодого человека для фотографических работ». Соломон Юдовин и русский пикториализм. Фотоархив экспедиций Ан-ского. СПб.: Петербургская иудаика, 2005

(подробный перечень изданий см.[21])

Литература

  • Бродский В. Я., Земцова А. М. монография «Соломон Борисович Юдовин». Л., 1962;
  • Изобразительное искусство Ленинграда (выставка, 1976). Каталог. — Л: Художник РСФСР, 1976. — с.194.
  • Е. М. Юдовин На волнах моей памяти. Воспоминания, JKDesign, Хайфа, 2010;
  • «Гравюра на дереве» Гр. Сорокина, 1941. Издательство «Изокомбинат»;
  • Александрова И. А. Петербург — Петроград — Ленинград в произведениях русских и советских художников. Каталог выставки. Ленинград. Художник РСФСР. 1980
  • Шматаў В. Ф. Белоруская станковая графiка. Мiнск. Беларусь. 1978
  • Никифоровская И. В. Художники осаждённого города. Ленинградские художники в годы Великой Отечественной войны. Л. Искусство. 1985
  • Matthew Cullerne Bown. A Dictionary of Twentieth Century Russian And Soviet Painters. 1900-1980s. Izomar Limited. London. 1998
  • Галушкина А. С. и др. Выставки советского изобразительного искусства. 1917—1932 гг. Справочник. Т.1-3. М. Советский художник. 1965—1973
  • Яков Бердичевский. Народ книги. К истории еврейского библиофильства в России. Киев. Дух и литера. 2009

(подробную библиографию см.[21])

Примечания

  1. ↑ Фотографии Шлойме Юдовина
  2. Соломон Юдовин
  3. Еврейское общество поощрения художеств
  4. Еврейское историко-этнографическое общество // Еврейская энциклопедия Брокгауза и Ефрона. — СПб., 1906—1913.
  5. ЕИЭО
  6. Семья Гинцбургов
  7. ↑ Старые фотографии
  8. Братья и сестры во имя труда!
  9. Витебск моей юности
  10. Г. П. Исаков. Формирование и становление художественных школ на витебщине в конце XIX в. — 1941 г. Витебск, УО «ВГУ», 2009., с. 49-54 ISBN 978-985-517-092-2
  11. Михаил Безер «Дом на Пятой линии»
  12. Художники осажденного Ленинграда
  13. линогравюра «На улицах Ленинграда зимой 1941—1942»
  14. ↑ Журнал «Мишпоха», «Ленинград на открытках Юдовина»
  15. ↑ Ленинград. С. Б. Юдовин. Автолитографии. 1945
  16. Был такой еврейский поэт
  17. А. Фридман. Лион Фейхтвангер в зеркале большевистской и нацистской пропаганды. Журнал «Цайтшрифт», том 6(1), Минск-Вильнюс, 2011, с. 75 ISBN 978-9955-773-50-4
  18. Соломон Юдовин «воскрес» в Израиле
  19. Статья «Юдовин Соломон Борисович» в электронной версии Российской Еврейской Энциклопедии
  20. Фотоархив экспедиций Ан-ского
  21. ↑ Прошлый век. Галерея искусства XX века

Ссылки

Tags: Юдовин соломон борисович, юдовин соломон борисович художник.